ortivika: (Default)
***
Летальный исход происходит от Леты, а я бы хотела полетный исход. Я пела бы песню о таящем лете, прикрывши улыбкой немеющий рот. Потом, улетая - уже без возврата - шепнула бы "Помню. Спасибо. Прости".
...А тонкого облака сладкая вата меня бы утешила в кратком пути.
***
Женская логика подсказала мне, что если открыть все окна, ходить босиком и в легкой одежде, то будет тепло. "Ведь летом ты ходишь босиком, в легкой одежде и держишь окна открытыми настежь?" - спросила она. "Конечно" - ответила я, припоминая. "И тебе тепло?" - прошелестела над ухом. "Ага!" - обрадовалась я - "Логично!"
... И отчего я так замерзла?
Всегда говорила - нельзя доверять голой логике, женщине лучше полагаться на интуицию.
ortivika: (Default)

...Наступило мгновение бытия, растянутое на вечность, отданное человеку для разглядывания всего, что не разглядел или не понял, для наслаждения или страдания от того, что увидел и сотворил. Котя вошёл в свою коммунальную комнатку, сел за стол, налил стакан крепчайшего чая. Он знал заранее, что сейчас нужно встать, положить на блюдце кусок селёдки, залить уксусом, отрезать кусок чёрного хлеба. Жевать хлеб с селёдкой, запивая несладким чаем – и думать про то, что и жизнь стала такого же вкуса, так к чему иная еда. И если даже еда - такого вкуса, то к чему - жизнь?
 
Прочерк, поставленный между датами его рождения и смерти был ровным, спокойным, чётким. Котя ничем не запомнился, не вошёл в историю искусства, не открыл новую формулу, даже дом – и тот не построил. Детей не родил, не передал семя будущим поколениям, чтобы плодились и размножались, а просто поставил точку в конце собственного бытия. Слишком много несбыточных "не" было в Котиной жизни, поэтому он спокойно смог сказать "да" ангелу смерти, приоткрывшему дверь коммунального приюта. Мрачное февральское утро и не заметило всполох Котиной смертной радости, а он уже уходил – не оглядываясь! – туда, где был хотя бы призрачный шанс встретить ту, чьё имя непроизносимо в окружении других – живущих, плодящих себе подобных, улыбающихся при виде любимых лиц.

В призрачную щёлочку между "временно" и "вечно" он выдохнул имя женщины, шагнувшей в газовую камеру многолетие тому назад. И – точно так же – проговорившей в щёлочку между "временно" и "вечно" Котино имя ...

"Лея", проговорил он, "Лея, я иду".
"Я жду, Яаков" - ответила звенящая тишина.

ortivika: (Default)
Песня о пиджаке в клеточку


Read more... )
ortivika: (Default)

Начало можно почитать тут.
_______

 Мне опять снился сон. Деревце стояло прямо передо мной. На нём росли некрупные плоды желтоватого цвета. Ни есть, ни притрагиваться не хотела, знала, что будет оскомина. Подошёл угловато-неловкий человек, встал рядом. Ну что, прошелестел его голос – то ли в ветвях, то ли около меня – выбрала? И я уловила рождение той самой тонкой тишины, о которой раньше только читала. Это была тишина ожидания. А выбирать предстояло мне. Я устало отвернулась от дерева. Но почему? спросил угловатый. Пришлось рассказать ему про Хуана Антонио Лимона, про его появление на свет, и долгую муку – попытку воплотить в танце дерево и падение лимона на влажную землю. А я не хочу, ты понимаешь, я не хочу немых мучений человека, умеющего видеть сны о стихах и танцевать наяву! Для чего всё это? На потребу грядущим, сидящим в партере и тупо ждущим антракта? Ради кого он появится, ради кого умрёт?

Неловкий глянул искоса. Все станут плодами, падающими на влажную землю, все, прошелестел ветер, а тишина стала грозной.

И я согласилась.

 

Во дворе моего дома поселилась мгла... )

 

ortivika: (Default)

предисловие )

Лимон, упавший на влажную землю

Памяти Х. А. Лимона, поэта и танцовщика.

 

Бывают разные поводы проявления теней. Ветка за окном, сон под утро, оловянный солдатик или лепесток, упавший на весеннюю лужу.… Да мало ли. Поводом для моего рассказа о тебе, Лимон, стала женщина по имени Нелла. Она-то себя называла Элеонорой, заменяя угловатое е округлым э. Убирала двойное неуклюжее л, чтобы стать лучше, красивее или умнее. Да я бы и забыла про тебя, Хуан Антонио, если бы не случайная стычка – то ли я слишком громко прошла мимо порога, то ли мой кот запрыгнул на её подоконник, теперь и не вспомнить. Но она выплыла из дома и начала перечислять мне всё то, что думает про меня, про мои утренние сны, рассказы о которых подслушивала, стоя под распахнутым окном, про фиолетовое платье, надетое мною позавчера, про всё то, что она умудрилась подсмотреть в моей жизни. А я не замечала, что она существует, но узнала об этом в тот самый момент, когда должна была вспомнить про тебя, Хуан Антонио Лимон, да про тот самый стих, о котором было сказано – он хотел танцевать даже во сне, но ему снились стихи.

 

Ты хотел танцевать даже во сне... )

 

ortivika: (Default)
читать рассказ... )

 

… В моей спальне деревянный пол и запах лаванды. Это – точно.
А всё остальное – тайна за семью печатями.


 

 

© Виктория Орти 

ortivika: (Default)


Ну вот, кое-что дописав, кое-что подправив, публикую черновой, но уже гораздо более чёткий рассказ, который - по сути - цикл миниатюр.

                                    

Виктория Орти

В двух словах

(ничто и всё)

Вступление земное

Началось просто. Просто до неприличия просто – такие вот масло-масляное, песня-песенная. Я решила купить апельсины, молоко, творог «рекотта», укроп и клубнику. И купила всё по списку – апельсины, молоко, творог «рекотта», укроп и клубнику, пару килограммов куриных грудок, несколько упаковок лимонных вафель, две рыбины лосося, ривьоли, творожный тортик, паштет, две кофейные чашки, милое блюдечко для фруктов, ну, и килограммов десять чего-то там, всё и не упомнить… – поэтому пришлось взять такси. На подъезде к дому я запланировала – расплачиваюсь, улыбаюсь таксисту, выхожу, открываю багажник, достаю пакеты, ставлю их на землю, такси отъезжает. А дальше что? – спросил мой бедный разум несчастную плоть. А дальше я умру, обречённо ответила плоть. Потому что поднять всё это, ненужное и никчемное, на третий этаж, я не смогу. Разум замолчал и порадовался собственной живучести.

Я так чётко представила собственную смерть, что, вытащив пакеты из багажника, застыла, не сумев сделать даже первый пробный шаг – ведь это был шаг навстречу тому, к чему я не спешила. Делов-то! Нужно было поднять эти килограммы и попытаться преодолеть пару-тройку ступеней, а дальше сердце проделало бы оставшуюся работу. Точнее – объявило бы забастовку. И вот – в этот самый миг он и подошёл. Мне-то почудилось, что он очутился рядом одновременно с тем, что выговорил ты ведь не сможешь поднять всё это на третий этаж, сама вот говоришь – умру-не подниму. Взял мои пакеты и понёс. Я топала по ступенькам, ведущим наверх, топала и думала топ-топ, так-так, вот оно что, ага, значит – вот оно что… Он поставил ношу около дверей квартиры, улыбнулся, сказал умирать тебе не стоит, по крайней мере из-за покупок и ушёл.

Началось просто, я ведь уже сказала об этом в самом начале.

Какие небесные часы отсчитали время от этого начала и до пространства, в котором я пытаюсь перевести на земной язык эти годы? Какой маятник качнулся и разбил мою тамошнюю реальность на кванты? Какая разница! – главное – что я внесла пакеты с продуктами в квартиру, села и сказала пожалуй, мне это по душе, я готова к продолжению…

 

 

 

читать дальше... )
ortivika: (Default)

Тяжко на душе. Вот уж несколько дней - тяжко. И пишется, вроде, и думается, а всё одно... Сегодня отмечают День снятия блокады и День Памяти жертв Холокоста, а у меня и в блокадном Питере были родные, и расстрелянных немцами немало. В принципе, эту тему я для себя выговорила-проговорила в пьеске "Детях Голема", которую много раз показывала тут, она с подачи Лары вошла в топы Яндекса, многие почитали - значит была вовремя показана. Большего - мне не сказать. Меньшего... стоит ли? Помнить я помню. Думать я думаю. Знать я знаю. Понимать... нет, понять невозможно, можно лишь прочуствовать на каждой из собственных нервных клеточек. У меня за последнее время появился не один десяток новых френдов, вот для них я и повторю публикацию этой пьески, а "старые" - меня простят, на то и друзья:)). Думаю, что не стыдно повторяться в том, что касается памяти и скорби.

Мини-пьеса "Дети Голема"
ortivika: (Default)
Программа передач накануне Дня Памяти павших в войнах Израиля.

Просто и буднично:
мальчик оставил брату записку я вернусь и пойдём покупать одежду, не забудь позвонить Аяле, оставь мне пару бурекас.
Не вернулся. А всё остальное - не важно.
Выключаю телевизор,  он не похож на тот окоём, в который они ушли.
Вс-вышний, прошу Тебя об одном - позволь им подняться первыми в час воскрешения мёртвых.
Мудрецы подождут.  На то и мудрость - они уступят дорогу мальчикам, оставившим записки навроде я вернусь и пойдём покупать одежду, не забудь позвонить Аяле, оставь мне пару бурекас.
Ведь буквы, которые они вывели наспех,  - буквы Торы.

Позволь им вернуться первыми.
ortivika: (Default)

Если получится написать рассказик про Шломо и Шулу (а их  имена - Соломон и Суламифь, да-да), то я, наверное, буду счастлива. Им сейчас под девяносто, и я очень хочу упросить Вс-вышнего подписать им следующий год... во здравии и покое..
А если не получится написать рассказик, то появится всего лишь маленький эпизодик этого рассказа и его будет вполне достаточно:))
                                                        "Короткая история вечной любви"
...А Шуля сказала ну куда нам сейчас семейные заботы, к чему... денег нет, жилья нет, всё что есть - пара лир на питу с фалафелем в самой дешёвой лавке Каира.
Вот-вот, именно пара лир на питу с фалафелем мне и понадобятся в то утро, когда ты, Шуленька, молодая жена, заботливо дашь мне эту мелочь и скажешь - Шлоймеле, не забудь, прошу тебя, купить на обед питу с фалафелем, не вздумай работать с пустым желудком, кому это надо...
А я куплю... нет, не питу с фалафелем, а розу, одну розу. Ведь цветы в Каире намного дороже фалафеля. Куплю по дороге домой и принесу её тебе, Шуленька. Вот тогда ты поймёшь - мы не могли не пожениться именно сейчас, в год, когда у нас нет денег ни на диван, ни на холодильник. О чём мы будем вспоминать, сидя на новеньком диване, глядя на купленный холодильник?

А вот о том, что я купил тебе, Шуленька, розу, потратив на неё те несколько лир, которых не дождался Ахмед-фалафельщик.

 
Вот они, давным-давно... )
ortivika: (Default)
А  я, написав жалобный пост про околописательские заморочки, сразу же придумала выход из положения - писать ненаписанные рассказы:)), во как! И сразу же написала один такой - для примера самой себе:


                                                                    Ненаписанный рассказ

 
Помню ли я весну многолетие тому назад? Ну да, ну да. А зачем вспоминать, кто меня попросил вспомни, дорогая, мне нужно именно это твоё воспоминание?

Кто-то да попросил, захотел, попрошайка невидимый,  пропитаться насквозь моей памятью о весне многолетье тому назад.

А я добрая, вот и вспоминаю.

Лови мой первый вздох – у этого человека глаза того цвета, о котором нельзя писать: слишком банальная синева, слишком небесная.

Ну а если о глазах – нельзя, то какой смысл в последующем…

Вот поэтому я и умолкну.

Не люблю банальных рассказов.

ortivika: (Default)

***
Этот вечер вчера плыл

 и
облака заменяли плавник.
Отпечатался плавной линией
в небесах мой двойник...

Этот вечер вчера слыл
непоследним в тугой череде,
до-мажорные реяли крылья,
ре-минорный закат рдел.

Опустилась в приморский песок,
растворилась бренной тоской
в мириадах, стучал в висок
то ли бриз, то ли просто покой.

ortivika: (Default)

* * *

                                             папе

Я входила в квартиру, пустоты

подсчитав, обойдённые светом

в заоконье пустом, беспредметном,

оттого что отсутствовал тот, кто

непременно присутствовал где-то.

Я выискивала по шкафам

отлетающий запах курильщика,

галстук в рубчик и галстук в горошек,

забывая, что пьяный могильщик

бормотнулпогоди, мой хороший,

кашлянул,

                   закопал.

Проплывали и таяли дни,

я сменила страну и окрас,

но осталась заложницей рифм,

дабы чувствовать –

бренность сродни

осязанию солнца, прикрыв

                         неуёмные впадины глаз.
ortivika: (Default)
Сегодня - день рожденья у [personal profile] i_lara

Ларочка - Вы очень светлый человек и дай Вам Б-г всего того, что хотите!


ortivika: (Default)

Я эту пьеску публиковала здесь, но сегодня повторяюсь, потому как очень хочется сказать именно это - после Дня Катастрофы и во время Дня Памяти.


Виктория Орти

ДЕТИ ГОЛЕМА

Одноактная пьеса

Сцена – вращающийся круг, в середине которого – квадратный белый экран, на нём появляются фотографии и кадры хроники.

Декорации минимальны – Детский стульчик. Кресло и радиола. Кресло (другое) с журнальным столиком, на столике – два бокала вина, пепельница, груда газет. Кресло-качалка. В конце действия – кладбищенская каталка…

Герои – Молодая женщина, играет все возрастные темы. Она меняет белую и чёрную маску. Существует также чёрно-белая маска, в виде двух перетекающих капель. Мужчина в белой маске. Тот же мужчина в чёрной маске. Он же – в маске чёрно-белой, в виде двух перетекающих капель. Периодически нужна массовка – десять человек в серых масках. Пол массовки должен быть непонятен.

 

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Женщина в белой маске стоит на фоне квадрата, он бел, никаких кадров. Она – ровно посредине, лицом к публике.

Ж. – Давайте поговорим о пустяках. Нет ничего серьёзнее пустяков, ведь мир состоит из них. Б-г неглуп, о, Он явно неглуп. Только оч-чень неглупый Б-г мог придумать столько деталей к этому миру. И, заметим, все они нужны друг-дружке, иначе мир разлезется, будто платье, сшитое портнихой-неумехой.


ortivika: (Default)
Программа передач накануне Дня Памяти павших в войнах Израиля.

Просто и буднично: этот мальчик оставил брату записку я вернусь и пойдём покупать одежду, не забудь про звонок Аяле, оставь мне пару бурекас.
Не вернулся. А всё остальное - не важно.
Выключаю телевизор - он не похож на тот окоём, в который они ушли.
Вс-вышний, прошу Тебя об одном - позволь им подняться первыми в час воскрешения мёртвых.
Мудрецы подождут, на то и мудрость - они уступят дорогу обратно мальчикам, оставившим записки навроде я вернусь и пойдём покупать одежду, не забудь про звонок Аяле, оставь мне пару бурекас.
Ведь буквы, которые они вывели наспех,  - буквы Торы.
Позволь им вернуться первыми.
ortivika: (Default)

Ангельский лепет

 

                                                       6

Ветер. Снова ветер.

Он зачинается в тех пространствах, о которых даже мы с тобой знаем одно – они есть. И ещё –  в час великой жатвы налетит именно он. Поэтому, да-да, поэтому даже слабый порыв заставляет нас накидывать шаль солнечного света. Непробиваемую шаль, непродуваемую. А сколько будет унесённых? Сколько домов  превратятся в жалкие обломки прошлой жизни? Ни ты, ни я не знаем. Но уже сейчас мы проходим по этой земле – осторожно, незаметно, втихаря… и придумываем прозрачные купола над домами, о которых сказано они должны устоять.

Помнишь ли женщину с летящими по ветру волосами? Стоявшую на пороге дома, о котором не было сказано он должен устоять.  Женщина с распахнутым взглядом и летящими волосами…  сможет ли она улететь – вослед ветру – оставив развалины собственного дома, сможет ли не оглянуться?

Давай-ка не будем задавать лишних вопросов.

                                                        7

Ты опять – рядом. Спасибо, конечно. А что мне ещё остаётся сказать, что выговаривать немеющими губами в час полуденной тишины…? Вот и выговариваю – «спасибо, спасибо, спасибо».

Я научена, обучена, приручена. Прошла и поняла. Если хочешь – готова стать ручным псом, хочешь – светлой меткой, хочешь – тенью. Могу – волной океана, могу – камнем на берегу. Могу быть всем. Даже – самой собой, хотя это непросто.

Лишь бы частью Тебя.                      

 

 

 

 

                                 

 

 

ortivika: (Default)
 В продолжение ко вчерашним миниатюркам -- ещё две из того же цикла

                                                                       Ангельский лепет

4

 Марево будет ждать меня вечность. Ну а что сказать про время, которого и нет вовсе? Только вечностью обозвать – красиво и не обязывает.  Когда отлепиться захотела – отлепилась от марева-то, а тут проявилась. Скучный мир, но если приглядеться, то ничем не хуже остальных, только красок поменьше и плоти побольше.  Ну и проблемы, конечно.  А где миры без проблем найти? На то Он их и создал: нам – работа, созданиям – утеха. Мне сказано: делай так, чтобы плоти поменьше, а красок побольше, вот я и стараюсь, работа не хуже и не лучше всякой другой. Хотя, если подумать, то не хотела бы в утешителях оказаться, они нервными становятся. И ведь до неприличия доходит: глаза на мокром месте, чуть что – истории душевные вспоминают: кто как кого утешал и что по дороге рассказывал.

Нет, я строго по указаниям: плоти меньше, красок больше. Просто и внятно: проверить канал ухода, отключить существо от Источника, но перед этим дать ему все краски просмотреть – пусть другим расскажет… 

А потом уж – утешитель является, работа у нас налажена.  

 

ortivika: (Default)

Я сегодня всех-превсех достала, меня в ЖЖ непропорционально много. Но - всё же - тисну ещё свеженькие и необработанные миниатюрки из цикла "Ангельский лепет", они маааасенькие и ни к чему не обязывают:)) Только что написаны.


Ангельский лепет

 

1

Странный пришёл, негромкий. Вот, говорит, вся ты – перед мирозданием, а оно перед тобой ли? Ну и пошло-поехало…

Годы текли и тикали. Неа, не часами на кухоньке,  пульсом время отсчитывали. Тяжко мне стало.  Вроде бы, тепло и уютно, а тяжко  – ночью не заснуть по-человечески: столько картинок просмотреть, разномирье перелистнуть будто комикс затюханный – на сон времени нет, даже дремота – абы что.

Уговорить-утешить-забрать-проводить-уговорить-утешить-забрать-проводить… и всё это за одну ночь, сами подумайте! Один только сиреневоглазый чего стоил – не понял, что я – самая что ни на есть простая, смотрел, будто не верил лучистым глазам своим, будто не понял что да как. Хотя – когда ему понять, взрыв есть взрыв, тут и не до уговоров-утешений, главное – забрать и проводить.

Но после ребятёнка одного, не выдержала, спросила за что мне такое? В чём провинилась, когда? А негромкий – в ответ – добра в тебе много заложено, просто так не израсходуешь, решили помочь.  Знаешь, каким грузом добро неизрасходованное на душу ложится? Вот-вот, лучше тебе и не знать.

      

ortivika: (Default)


Свадебное платье для Навы

 

…но это был обычный день, несмотря ни на что.

О чём я вспомнила, впустив дрожь в сердце?

Да. Её звали Нава. Девочка-невеста. Мальчик-жених плакал и, раскачиваясь, пел о чём-то, вокруг него плакали и пели люди, люди, люди. Все они собрались хоронить Наву. Свадебное платье осталось на плечиках. Деревянных или пластмассовых… кто теперь упомнит. Скоро Пурим, скоро Пурим, скоро Пурим – весёлые дети наденут костюмы зайчиков, клоунов, царицы Эстер и умного Мордехая. Только Нава не улыбнётся детям, бедная девочка. Она будет лежать в тесной земле, рядом с отцом. Убитым вместе с нею. Рядом с кем-то, убитым вместе с ним, рядом с кем-то, убитым на месяц раньше, на месяц позже, в тот же месяц. Но скоро Пурим, говорю я и отворачиваюсь от солнца.

 

Profile

ortivika: (Default)
ortivika

May 2017

S M T W T F S
 12 3456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios