ortivika: (Default)

Всем-превсем доброй недели!
Рассказик из цикла "Реквием в лиловых тонах". Он смешливый и грустный одновременно. Улыбка с грустинкой... бывает:))
Необходимое пояснение:
В слове "кукурица" ударение падает на И, произносить его надо на цыганский манер.

Кукурица

или

Всё суета сует...

 

Ха-ха-ха, кто знает ЧТО ТАКОЕ КУКУРИЦА?

 

... Венгры – весёлый народ, они придумали язык, который не в силах понять ни взбалмошный русский, ни озадаченный англичанин, ни веснушчатый ирландец, - этот язык состоит из непереносимого набора согласных и повтора ударений. Единственное слово, доступное разуму негениального филолога, то бишь меня – КУКУРИЦА. Да и смысл ясен – смесь курицы с кукурузой, этакий наваристый куриный суп, странного вкуса плюс лапшичка и паприка, куда же венгру без паприки...

Балатон разлёгся около ног моего семейства и широко раскинул мелководье. Несуетливо, по-курортному праздно. Яхты мелькали вдали, банальное Белеет парус одинокий воскресло, открыло ячейку номер такой-то моей памяти, выползло наружу и сладостно потянулось. Крепконогие тётки катили разномастные тележки и выкрикивали в приезжие груди, спины, ляжки, покрытые особым балатонским загаром КУ-КУ-РИ-ЦА! КУ-КУ-РИ-ЦА! КУ-КУ-РИ-ЦА!

Лень моя – царица государства с красивым именем Виктория.

ortivika: (Default)

Вчера...

Из "Реквием в лиловых тонах"

Армагеддон длиною в жизнь

Всю жизнь я тянусь к Солнцу и боюсь Тьмы, ибо родилась в тот самый миг слияния ночи и утра, с которого начинается новый день. Нигде, никогда, никому не рассказывайте про это, ведь колёсико моей Судьбы может остановиться, если чужой проведает о секрете. Не оттого, что – секрет, а оттого, что никому не дано знать о миге, с которого начинается новый день, а мне просто повезло родиться при соприкосновении солнечной макушки с линией Тьмы, поэтому и Солнце, и Тьма запомнили меня.  И ничего тут не поделать.

ortivika: (Default)

Ну и опять  - рассказик из цикла "Реквием в лиловых тонах"


Ещё один день

 

                                                                                                                 Р.М.

...Ночь улыбнулась напоследок и улетучилась – баюкать иных засонь. Я остаюсь не у дел: день будет скучным и тягомотным. Схожим с вчера. А вчера уже прогуливается по тенистым тропам и степенно рассказывает попутчику о своей недолгой, но насыщенной жизни. В рассказ этот уместятся все рождённые и умершие в нём, первые-последние крики-вздохи, поцелуи и щекочущие прикосновения к запястьям. Быстрорукие рабочие и вялоглазые клерки, терпкое вино в ресторанном бокале и пресный рис на маисовом листе. Столько-то убитых, столько-то раненых, столько-то овдовевших... Вчера знает всю эту арифметику назубок и умиротворённо вздыхает – ЖИЗНЬ ПРОЖИТА НЕ ЗРЯ. Попутчик поддакивает, понимая, что так оно и есть, попутчика зовут позавчера, и ему хочется поддержать новенького, помочь освоиться в новой обстановке. Им не светит возврат в те края, а впереди – Вечность.

Сегодня уже освоилось на новом месте. Новорождённые исправно поступают в мир, обречённые на смерть – умирают, конвейер налажен. Но некий диссонанс вплетается в эту вселенскую гармонию, мелодия бытия прихрамывает на ноте ми, и сегодня тревожно прислушивается, пытаясь отыскать сбой, ведь отчитываться – ему.

 

ortivika: (Default)
В связи с тем, что приближается девятое ава, я ненадолго перестану публиковать рассказики из "Мушиных крыльев", а размещу тут несколько вещей, ещё не изданных в книге, но подходящих к тому, о чём многие из нас думают-думали-будут думать...
Открою - цикл рассказов "Реквием в лиловых тонах" - рассказом "Свадебное платье для Навы". Ну и посвящением-вступлением.


_______________________________________
ВСТУПЛЕНИЕ

во здравие трёхлетнего Адара, смертельно раненного в Хайфском теракте, погубившем двадцать человек, из них шестеро детей.

 

Разрешите, я провою реквием. Не каждому дано превратиться в чопорный хор, выверяющий каждую нотку. Язык – на полсантиметра вглубь, альвеолы выше, фаринги – ниже, и вот вам звук, к примеру – ре. А, может быть, си, я не разбираюсь в этих певческих заморочках.

А мой Реквием прост, всего лишь набор букв, хаотичный и непредсказуемый на вкус японца или, скажем, шведа. Набор букв, лишённый смысла без моей души, точно так же как ноты лишены оного без дрожащего горла, трепетной скрипки или покорной валторны. Как вложить в этот набор букв боль бытия, о которой – выть, перемешанную с радостью и нежностью бытия, о которых – петь? Как рассказать о любимых и незнакомых, о больных и здоровых, о смурных и беспечных... Как? Да и нужно ли это кому... Пусть не нужно, пусть. Ведь мой Реквием не изменит ход событий в Большом Мире, политики будут собираться в круглых-овальных-квадратных-треугольных кабинетах, огромные заводские турбины – вращаться, не думая об одышке, самолёты – рвать облака на клочки, парады и войны – грохотать. Но вот маленькие миры, о, эти чудные маленькие миры, пронизанные нашими мыслями, будто дождями по осени, и насыщенные озоном нашей любви, миры, равных которым нет и не будет... Они уловят мой Реквием и подпоют ему, превратив скромную мелодию во Вселенскую, не убоявшись чёрных дыр, белых карликов и красных гигантов. И, может быть тогда, чужой трёхлетний мальчик по имени Адар, почти что убитый в Хайфском теракте, этот почти что мёртвый трёхлетний мальчик раскроет глаза и скажет мама.

А я пойму, что не зря родилась.

 

 

 

Свадебное платье для Навы

 

…но это был обычный день, несмотря ни на что.

О чём я вспомнила, впустив дрожь в сердце?

Да. Её звали Нава. Девочка-невеста. Мальчик-жених плакал и, раскачиваясь, пел о чём-то, вокруг него плакали и пели люди, люди, люди. Все они собрались хоронить Наву. Свадебное платье осталось на плечиках. Деревянных или пластмассовых… кто теперь упомнит. Скоро Пурим, скоро Пурим, скоро Пурим – весёлые дети наденут костюмы зайчиков, клоунов, царицы Эстер и умного Мордехая. Только Нава не улыбнётся детям, бедная девочка. Она будет лежать в тесной земле, рядом с отцом. Убитым вместе с нею. Рядом с кем-то, убитым вместе с ним, рядом с кем-то, убитым на месяц раньше, на месяц позже, в тот же месяц. Но скоро Пурим, говорю я и отворачиваюсь от солнца.

 

Profile

ortivika: (Default)
ortivika

May 2017

S M T W T F S
 12 3456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 01:31 am
Powered by Dreamwidth Studios